Четверг, 23.11.2017, 13:35Приветствую Вас Гость | RSS

Омское книжное издательство
Меню
Категории
История [6]
Наш опрос
Хотели бы Вы издать книгу?...
Всего ответов: 327
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Каталог статей


Главная » Статьи » История

С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ВЕЧНОСТИ. 90 лет государственного книгоиздания в Омске

С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ВЕЧНОСТИ

90 лет государственного книгоиздания в Омске

 К сожалению, омская историческая наука темой омского книгоиздания пока еще всерьёз не заинтересовалась. Я, во всяком случае, не помню сколько-нибудь обстоятельной работы.

А ведь наверняка есть о чём написать. К примеру, о первом коллективном сборнике омских писателей 1915 года «Жертвам войны», самой известной дореволюционной книге. Её составили произведения В. Митрича, А. Новоселова, А. Сорокина, М. Плотникова, Артема (А. Ершова), а иллюстрировал известный художник В. Эттель. Прекрасное издание! Многие более поздние книги сделаны значительно менее качественно, хотя, казалось бы, и техника с тех времен непрерывно совершенствовалась, и новые полиграфические материалы появлялись. Выпускались в Омске и другие книги – справочные: «Весь Омск», телефонные и т.п. Не говоря уже о многочисленных газетах и журналах. Но книжного издательства как специализированного предприятия не существовало, небольшие объёмы позволяли; всё делалось непосредственно в типографии, рядом с печатным станком – и редактирование, и вёрстка, и корректура. Ну, и, разумеется, государство в издательском процессе присутствовало лишь в виде цензуры, во всём остальном предоставив действовать частной инициативе.


Группа омских писателей. Омск, 1914. Слева направо: А. Сорокин, А.Новоселов, А. Ершов, Н. Соколов, Ф. Березовский, М. Сиязов

Революция и Гражданская война вызвали бурный всплеск издательской активности. На рынке появилась масса газет, бюллетеней и журналов, наперебой издаваемых политическими партиями и группами, часто враждовавшими между собой. Однако скоро «плюрализм» закончился. Сначала Временное, а затем и колчаковское правительства загнали в подполье большевистские издания, а позже власть взяли большевики и поступили с точностью до наоборот. Силу печатного слова новая власть знала прекрасно.

Государственным омское книгоиздание стало в 1920 году. Вот как говорилось об этом в книге М.К. Юрасовой «Омск»: «В марте 1920 года Сибревком вынес решение об организации в Омске Сибирского отделения Государственного издательства. (При этом  предусмотривались меры по пресечению возможной конкуренции, т.е. распыления и без того скудных средств: местным организациям было впрямую запрещено заниматься книгоизданием, допускались лишь воззвания и листовки. – С.А.). Для объединения авторского актива издательства была создана литературно-художественная секция. В работе секции принимали участие писатель-коммунист Феоктист Березовский, Всеволод Иванов, Кондратий Урманов (К. Тупиков), Георгий Вяткин, Антон Сорокин».

20 апреля 1920 г. секция опубликовала в газете «Советская Сибирь» обращение, в котором обозначила ближайшие планы издательства: «…выявлять литературно-художественные таланты, скрытые в рабочей и крестьянской массе, привлечь к творчеству старых писателей, ставших на сторону рабоче-крестьянской революции… Сейчас в первую очередь рабочему, крестьянину и красноармейцу нужны новые пьесы для деревенских театров, рабочих и красноармейских клубов… Кроме пьес, государственное издательство намерено издавать также беллетристические произведения и двухнедельный художественно-литературный журнал, в котором, помимо беллетристических и поэтических произведений, будет отведено место социально-экономическим наукам, художественной критике, библиографии. Литературно-художественная секция призывает пролетарских и крестьянских писателей-профессионалов к творчеству, к великой культурной работе просвещения рабочих и крестьянских масс».

Были большие трудности с бумагой (её распределением ведала специальная комиссия, состоявшая из трёх ответственных работников, в том числе, представителя Центропечати), подорвана полиграфическая база, но начало было положено, и уже в первые два года Сибирское отделение Государственного издательства выпустило более 40 наименований книг и брошюр.

Понятно, что идеология в тот период превалировала. Вот несколько названий: «Почему издан Декрет о сибирском хлебе», «Организация Советской власти на местах», «Второй конгресс III Коммунистического Интернационала. Краткий отчет члена делегации РКП» Емельяна Ярославского, «Рассказ красноармейца» В. Авербурга, «Трехлетие Октябрьской революции» Е. Преображенского, «Букварь для взрослых» и др. Но уже тогда литературно-художественная секция вела отбор для публикации шедевров мировой и отечественной классики, произведений современных литераторов. Для крестьян издавалась серия брошюр «В помощь сибирскому земледельцу». К 1920–1921 годам относится издание театральной библиотеки для самодеятельных театров, в которую вошел ряд пьес местных авторов. А также сборника рассказов Антона Сорокина «Тююн-Боот», комедии Аристофана «Золотой дед», сборника детских стихов и песен и т.п.

Государственный интерес в книгоиздательской сфере постепенно оформился в разделы тематического планирования, обязательные для каждого регионального отделения Госиздательства и включавшего в себя следующие разделы литературы: партийно-политическая, производственно-техническая, сельскохозяйственная, художественная, детская,  краеведческая и научно-популярная. Все книги, кроме художественных, были планово убыточными, поскольку стоили в продаже буквально копейки. В том числе, детские, выпускавшиеся большими тиражами, на хорошей бумаге и с цветными иллюстрациями. Этих последних было особенно много: психологи давно сделали вывод, что первые книги, с которыми ребёнок имеет дело, должны быть яркими и лёгкими, чтобы малыш в процессе «познания» мог их без труда брать в руки, играть ими, если возникнет желание – порвать. Так ребёнок с малолетства привыкал быть с книгой на «ты». Жизнь же этих пятикопеечных изданий была в результате весьма недолгой, в профессиональной среде эти издания называли «лапшой». В общем, определив главные свои приоритеты, государство не было склонно экономить на их достижении. Точнее, даже не экономило, а не стремилось получить с издательств максимально возможную прибыль. Здесь выигрыш заключался в другом.

Никаких дотаций издательствам – всем, и омскому в частности – не предоставлялось. Всё окупалось за счёт издания за год нескольких книг, пользовавшихся повышенным спросом, как правило, произведениями классиков, с начала перестройки – детективами или фантастикой. Все они были объемными и назывались поэтому «кирпичами». Система имела и свои плюсы, и свои минусы. С одной стороны, «обязаловка» съедала значительную часть прибыли, делая отрасль менее рентабельной. С другой, под «обязаловку» издательствам в плановом порядке выделялись потребные бумага и другие материалы и полиграфические мощности. Такая система позволяла и даже поощряла издателей не гнаться за прибылью, а сосредоточиться на решении главной задачи – поиске талантливых людей и организации литературного процесса.

И это сразу начало приносить плоды. Вокруг издательства группировались творческие люди. Помимо уже известных литераторов начинали пробовать силы молодые Всеволод Иванов, Леонид Мартынов, чуть позже Евгений Забелин, Павел Васильев, Сергей Залыгин и другие. Работа эта не прекращалась и в годы Великой Отечественной войны.

Думаю, самое время помянуть добрым словом людей, работавших здесь все эти годы: директоров С.И. Жданова, В.П. Слинкина, В.С. Курневу, редакторов М.К. Махрова, Ю.А. Макарова, И.Ф. Петрова, И.В. Листова, Л.В. Шевчука, М.К. Юрасову, Л.В. Погребинскую, В.И. Мельникова, корректоров И.Ф. Рахвалову, Н.В. Поливаеву, З.С. Шевчук, В.П. Смоктунович и других.

В военные годы государство ставило следующие задачи перед книгоизданием: разоблачить вероломный характер нападения гитлеровской армии, разъяснить людям сущность происходящих на фронте и в тылу событий, помочь им осознать свой патриотический долг перед Родиной.


Выпускалась, в основном, общественно-политическая, производ-ственная литература, сельскохозяйственная тематика была представлена книгами и брошюрами по проблемам животноводства, основам земледелия, индивидуальному огородничеству. 


Издания 1945 года, выпущенные Омским книжным издательством

К 1960-м годам в Омске, в том числе, и благодаря наличию собственного издательства (с конца сороковых, после ликвидации ОГИЗа, называвшегося Омским областным)  сформировались писательская организация и значительный авторский актив. Имена писателей старшего поколения Л.И. Иванова, М.К. Юрасовой, И.Ф. Петрова, В.В. Полторакина, П.Н. Ребрина, Б.А. Малочевского, более молодых Тимофея Белозёрова, Петра Карякина, Владимира Макарова, Вильяма Озолина, Ивана Ягана и других, регулярно появлявшиеся на обложках новых книг, были, что называется, на слуху у омичей. С большим успехом проводились встречи с читателями. Книготорг довольно потирал руки – на прилавках постоянно появлялись новинки, росла прибыль.


Издания омских авторов, выпущенные Омским книжным издательством в 50-60-х годах

В 1963 году организация издательского дела в стране была подвергнута основательной перетряске. Якобы для улучшения работы системы были ликвидированы некрупные издательства, а их ресурсы (бумага и полиграфические мощности) переданы нескольким укрупнённым издательствам, создававшимся, как правило, по месту базирования совнархозов. Так прекратили самостоятельное существование Омское и Томское издательства, вошедшие в качестве отделений в состав Западно-Сибирского книжного издательства. Омское возглавила П.Ф. Климина, затем Н.Е. Ульянов. Отныне здесь допускалось издавать только общественно-политическую, производственную, краеведческую, в общем, любую литературу, кроме художественной. Прекратил существование и литературно-художественный альманах «Иртыш».



Альманахи, выпускавшиеся в 40-50-х годах в Омском книжном издательстве

Омские литераторы оказались в сложном положении. Новосибирские авторы, напротив, получили дополнительный стимул к творчеству и плотно оккупировали тематический план. Книг, написанных омичами, практически не стало. Некоторые омские писатели уехали, другие стали искать возможность напечататься где угодно. Парадокс, часто нашим авторам нужно было выпустить книгу в Москве, чтобы новосибирские редакторы обратили на них своё снисходительное внимание. О «любви» новосибирцев к соседям говорит, к примеру, такой факт: сибирские писатели между собой называли журнал «Сибирские огни» новосибирскими огнями – за нескрываемое пристрастие редколлегии к «своим». Но что московская книга? В Омск попадали считанные экземпляры, поэтому имя автора широкому читателю оставалось неизвестным по-прежнему.

Тем временем, по мере численного и качественного роста и писательской организации, и литературного актива, вопрос о необходимости для Омска иметь своё издательство приобретал всё большую остроту. Первый секретарь обкома партии С.И. Манякин и ответственный секретарь писательской организации Л.И. Иванов развернули настоящую бумажную войну с республиканскими и союзными руководящими органами. Москва слезам не верит, но нужно учитывать политический вес С.И. Манякина! В 1980 году сюда приехал заместитель председателя Госкомиздата РСФСР В.Н. Звягин. Осмотрел типографии, пообщался с руководством Упрполиграфиздата и доложил, что полноценная работа издательства в Омске невозможна. Никто сейчас уже не скажет, как развивались дальше события, только через несколько месяцев сначала Секретариат ЦК КПСС, а затем Совмин РСФСР (распоряжение от 2 октября 1980 г.) принимают решение об открытии Омского книжного издательства.

Вот как вспоминал назначенный директором издательства Александр Петрович Токарев о первом посещении российского Госкомиздата: «Не рады в Госкомиздате новому дитяти. Тот же В.Н. Звягин так и сказал: и зачем-де оно вам понадобилось, издательство это. И к чему огород городить, если нет ни базы, ни писателей в Омске. Сопровождавший меня упрполиграфовец извинительно вздыхает: да, мол, так оно, пожалуй, и есть, но что делать, Совмин, понимаете, ЦК КПСС... На другой день вечером, сопровождаемый уже двумя ответственными товарищами, попал я к председателю комитета. Тот был немногословен и до удивления прост. Задал два-три вопроса, пожелал удачи. На один вопрос я, наученный управленцем, вдохновенно соврал. Это про то, что издательству выделено лучшее здание в городе. Сослался, как и было велено, на Манякина. А лучшее здание после месячных мытарств обернулось старым бараком на улице Пушкина, с удобствами во дворе, с винным магазином и приемным пунктом стеклотары поблизости. Так что первыми нашими посетителями были люди далекие от литературы. И заходили они в основном за стаканом или погреться у порожка. Раз, правда, у главного редактора шапку из приемной спёрли. Ну да бог с ней, с шапкой. Литература, как и искусство, требует жертв. Мне вообще было много непонятно. Когда агитировали на должность, обещано было и транспортом новеньким обеспечить, и квартирки ежегодно коллективу выделять, и еще было много чего обещано. Но стоило шагнуть в январь 1981-го, как обо всех обещаниях враз и все позабыли. Разочаровало еще и то, что редакционный портфель оказался тощ, как котомка нищего-неудачника. В стадии второй корректуры приняли от Западно-Сибирского издательства роман П. Ребрина «Родион и Степанида», две рукописи находились в редакционной подготовке, пять остальных лишь заявлялись к рассмотрению на издание. А год начался, и надо было срочно делать книги. Какие и как?»

А ведь писательская-то организация к тому времени в Омске уже была, но невозможность печататься, отсутствие, если хотите, в вольнице писательской жизни задаваемого издательством жёсткого производственного ритма в течение ни много ни мало семнадцати лет подействовали на литераторов расхолаживающее. Трудно заставить себя ежедневно и напряженно работать, если перспективы публикации туманны.

Главный редактор В.Н. Мурзаков начал было опасаться, что издательство при таком раскладе остаётся без оригинальной литературы. Однако процесс уже, что называется, пошёл. Творческая молодежь (не путать с возрастом, порой первая книга видит свет, когда автор уже весьма далёк от первой молодости), почувствовав возможность выхода к читателю, явила и завидную энергию, и жажду творчества. Именно тогда были изданы «С неба звездочка упала» Михаила Шангина, «Гармонь и осень» Аллы Кузнецовой, «Банальный случай» Алексея Декельбаума, «Проталина» Валентины Кузиной, издательский «портфель» пополнили заявки Вадима Игнатенко, Павла Брычкова, Юрия Виськина, Льва Трутнева и других дебютантов, многие из которых, как уже говорилось, имели книги, выпущенные в Москве. Активнее заработали и маститые литераторы, оживились журналисты и краеведы, получившие заказы на создание публицистических, популярных  и исторических книг. В итоге динамика выпуска книг в первые три года деятельности издательства выражалась цифрами 17, 36, 47.


Поэт-ленинградец Л. Гаврилов и секретарь Омской писательской организации В. Мурзаков (из книги "Омская зима", Омск. кн. изд-во, 1987)

Соответственно, начало довольно быстро расти областное отделение Союза писателей. По омским книгам в него были приняты Валерий Иванов, Михаил Шангин, Владимир Новиков, Алла Кузнецова, Юрий Перминов…

Не менее оптимистично обстояли дела и с издательской экономикой. Первоначальный банковский кредит, взятый «на обзаведение», уже к середине 1981 года был погашен, а по его итогам предприятие, выпустив пару тех самых «кирпичей», стало рентабельным.

Всего же десять последующих лет издательство перечислило в областной бюджет три миллиона шестьсот тысяч рублей так называемыми «доперестроечными» деньгами, сумасшедшие по тем временам деньги! Для справки, это тогдашняя стоимость строительства трех стандартных девятиэтажных домов, квартир по сто каждый. Через предприятия торговли реализовано книжной продукции на двенадцать с лишним миллионов. Если же эти цифры разделить на число работающих, то выработка на одного человека окажется одной из самых высоких в городе. Ну, и справедливо будет вспомнить этих людей. Кроме уже названных руководителей, это – главный редактор Ю.М. Морозов, редакторы Т.Г. Четверикова, Г.Г. Минеева, В.Ф. Балачан, Г.Н. Орлов, Н.Е. Ульянов, Ю.С. Ляшко, Н.В. Бисеров, Н.В. Калякина, С.Г. Гончаренко, Н.Г. Машичкова, корректоры М.А. Сбитнева, С.Г. Ревякина, работники производственного отдела В.В. Кулижонков, А.П. Беляева, бухгалтер Л.П. Ясюк, экономист И.Ф. Калякина и другие.

Это десятилетие оказалось в истории издательства после его возрождения не только самым плодотворным и стабильным, но и самым творческим. Выпускалось всё больше новинок местных авторов. Усилиями редакции художественной литературы рождалась наша собственная детская литература. К концу десятилетия стали постепенно раздвигаться идеологические рамки, авторы книг поднимали всё более острые темы, в тематических планах замелькали авторы, даже упоминание фамилий которых раньше не допускалось – В. Набоков, А. Солженицын, Э. Лимонов, к оформлению книг привлекались лучшие молодые художники Омска…

Однако страна стремительно становилась другой, общественно-политическая и хозяйственная жизнь радикально меняли вектор развития, и государственные приоритеты менялись соответственно. На совещаниях директоров издательств, регулярно созывавшихся Госкомиздатом, всё чаще ставился вопрос необходимости отмены лицензирования издательской деятельности, главным показателем прочно становился объем прибыли. Всё чаще госиздательства сталкивались с отказами бумажных предприятий выполнять обязательные разнарядки по поставкам материалов, бумагу предлагалось приобретать по рыночной цене, непрерывно и быстро увеличивавшейся. В любой поездке – на целлюлозно-бумажный комбинат ли, в типографию ли приходилось сталкиваться с бойкими столичного вида юношами, уверенно заносившими в кабинеты начальников объемистые хозяйственные сумки… Это были посланцы частных, как правило, московских издательств, громадными тиражами выпускавших увесистые тома о похождениях Анжелики и безобразно переведенные западные детективы. Эти поиском новых авторов себя не утруждали, их прибыли были заоблачными. Стоит ли говорить, что когда карман у тебя набит деньгами, найти путь к сердцу директора ЦБК гораздо проще…

При этом Госкомиздат неукоснительно требовал на утверждение тематические планы, и пенял, если, к примеру, в плане оказывалось недостаточно новых произведений о рабочем классе. Но и провинциальные издатели были не лыком шиты. Темпланы торопливо перекраивались, вся убыточная литература из них выбрасывалась, переводилась, как говорили, на «заказные начала». То есть, молодой автор мог издать свою книгу, но должен был сам оплатить работу издательских специалистов и полиграфию, а кроме того, самостоятельно добыть бумагу. Всё это подавалось под красивым лозунгом демократизации книгоиздания.



Выездной пленум Союза писателей России. Омск, 18-21 нояб.1997. Участников пленума напутствует Митрополит Омский и Тарский Феодосий. Слева направо: И.И. Ляпин, Л.К. Полежаев, В.Н. Ганичев, Митрополит Феодосий, С.А. Лыкошин.

Помню, один знакомый директор хвалился, как погрузил все ранее выпущенные издательством убыточные книги на грузовик и развёз по домам авторов, потому что книготорг брать их на реализацию отказался. Другой делился опытом «отшивания» местных писателей, несущих по привычке рукописи в издательство. Опыт этот был актуальным, поскольку и мне приходилось отказывать писателям, очень талантливым и глубоко мною уважаемым людям… Но в подобных разговорах больше отмалчивался – мы-то еще продолжали выпускать за свой счет альманах «Иртыш», где печатали новинки поэзии, прозы и публицистики, правда, гонорары уже не выплачивали. Для справки: последний номер альманаха вышел в 1995 году. Потом были выпущены еще два номера на средства областного министерства культуры (тогда оно называлось то ли управлением, то ли комитетом по культуре), но это, как говорится, уже совсем другая история.

Интересная и важная работа находилась, впрочем, всегда. В издательстве выходили 11-томная Книга Памяти Омской области, 11-томная Книга Памяти жертв политических репрессий «Забвению не подлежит», Собрание сочинений Георгия Вяткина в 5 томах, трехтомная Антология произведений омских писателей, множество интересных краеведческих и художественных книг. Наконец, недавно завершившееся издание двухтомной Энциклопедии Омской области. Но теперь главным, ради чего и стоит существовать такой организации как книжное издательство, а именно, поиском творческих людей и отбором талантливых произведений занимаются другие. При информационно-издательском отделе министерства культуры создан экспертный совет, который рассматривает поступающие в министерство рукописи и принимает решение об их издании. А поиском талантливой молодежи занимаются писательские союзы, коих у нас, как известно, два.

То есть, бросив в определенный период истории государственные издательства на произвол судьбы (и они тут же превратились в чисто коммерческие предприятия), государство затем спохватилось и занялось издательскими делами напрямую. Не всегда квалифицированно, не всегда последовательно, но… развитие культуры – одна из фундаментальных функций государства, и никуда от этого не денешься.

Мне могут возразить: но ведь издательское дело в стране процветает! Зайдите в любой книжный магазин – все полки забиты качественно изданной литературой! Согласен, полки забиты. Но – какой литературой? Поищите-ка хорошую критическую или литературоведческую книгу. Или серьезное историческое исследование (не путать с безграмотными опусами на историческую тему модных авторов типа Радзинского и Бушкова). Думаете, они в наше время не создаются? А вот и нет, ученые как работали, так и продолжают, но их труды выходят, как правило, в университетских издательствах малюсенькими тиражами, и недоступны массовому читателю. Или такой вопрос: назовите мне несколько, с десяток, новых имен в прозе и поэзии, появившихся в последнее десятилетие, кроме толпы безликих донцовых и дашковых. Скажете, молодежь не пишет? Как бы не так! Но молодые издаются за свой счет ничтожными тиражами, и никто этих книг (многие из которых очень талантливы!) не видит. Попробуйте решить эти простенькие задачки, вот тогда и поговорим предметно. Озабоченные исключительно прибылью, российские издательства неохотно работают с начинающими авторами, здесь положительные примеры скорее исключения. Слава богу, спохватились, наиздавали хотя бы классики – в 90-е и с этим было туго. Пришлось принимать специальную программу дотаций.  

Удивительно, как трудно понимаются простые истины, например, что не всё измеряется деньгами. Что общество, лишенное культуры – не общество, а стадо. Управлять им, возможно, и проще, но жить в нем невозможно, да и само оно нежизнеспособно. А в культуре главное и центральное место занимает книга. Книги, в отличие от театральных постановок или песен-плясок (ни в коей мере не умаляя значения и того и другого!) живут веками, практически вечно. И лет через двести – триста отдаленные потомки наши окинут взглядом книжные полки и по тому, что мы издавали и чего не издавали, станут судить о нас, сегодняшних, об уме нашем, смелости и профессионализме.

С.А. Алексеенко,

директор Омского книжного издательства

(Опубликовано в журнале "Омское наследие", №7, 2010)

Категория: История | Добавил: Ekaterina_E (04.02.2011)
Просмотров: 983 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
1  
здесь на официальном сайте собран огромный ассортимент интересных статей про http://medbaz.com/pages-more-1401.html - препараты помощи сердцу.

Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск
Случайная книга